Путь Быкова — Росбалт

Анатолий Быков.

В сентябрьских выборах в Государственную думу и Законодательное собрание Красноярского края мог бы принять участие Анатолий Быков — человек с богатейшей биографией бизнесмена и политика 1990-х и начала «нулевых». Правда, сам он находится в тюрьме под следствием — но наши времена видели и не такое. В конце концов, из тюремной камеры выдвигался в 1994 году в депутаты Госдуму выдающийся аферист Сергей Мавроди. И успешно избрался. Правда, Мавроди никого не убивал и убийств не заказывал.

Имя Анатолия Быкова даже в столице на памяти у многих: все, кто слушал радио, помнят, что был такой «алюминиевый король» в Красноярском крае. Вместе с ним вспоминают давно покойного красноярского губернатора, знаменитого генерала Александра Лебедя. У самого Быкова было прозвище Ночной губернатор, указывающее на времена криминального бизнеса и таких же «разборок». Ну и, разумеется, Толя Бык. Хотя сам он себя теперь называет «простым парнем из Назарово, учителем физкультуры».

Биография действительно неординарная по «достижениям», хотя и подчиняющаяся духу времени. Анатолий Петрович Быков родился 17 января 1960 года в селе Еловка Иркутской области, окончил техникум в городе Назарово Красноярского края, служил в армии, два года работал на назаровском заводе «Сельмаш». Будучи хорошим боксером, окончил в 1987 году факультет физвоспитания Красноярского педагогического института, несколько лет работал учителем физкультуры в красноярской школе № 2.

А потом грянули 1990-е. «Простой учитель физкультуры, которого всему научила жизнь», вдруг сменил амплуа. В ту горячую эпоху были востребованы не столько врачи и учителя, сколько именно спортсмены, чья сила и воля позволяли сколачивать криминальные сообщества. Среди таких спортивных авторитетов Анатолий Быков взлетел, пожалуй, выше всех. Его имя связано с двумя «алюминиевыми войнами», потрясшими Красноярский край.

Начав с казино и рынков, Быков в 1992 году купил 10% акций Красноярского алюминиевого завода, КрАЗа, — гиганта сибирской цветной металлургии. Постепенно он поставил под контроль весь краевой промышленный комплекс, завязанный на КрАЗ. И в 1998 году, наконец, боксер и учитель физкультуры возглавил КрАЗ.

Тут нужна ремарка. Авторитет, заработанный в 1990-е, там и остался. Быков начал приобретать новый. И желательно не задорого: за копеечные пайки ветеранам и за добрый, отеческий прямо, тон — Анатолий Петрович как опытный педагог всегда хорошо чувствовал, что хотят услышать люди. Всегда убедителен, всегда, как хороший учитель, чувствует аудиторию и пользуется этим. Тут тоже в определенной мере ощущается какой-то запредельный цинизм. Учитель же не может сеять зло, все же так думают. Как врач не может быть злодеем-отравителем.

А в 1990-е с Быковым тогда тесно связывается имя Владимира Татаренкова, он же крупнейший криминальный авторитет Татарин. Время было непростое. Среди жертв той войны СМИ в первом ряду называют заместителя генерального директора КрАЗа Вадима Яфясова. В ходе же «второй алюминиевой войны» на рубеже веков против Быкова повернулась сила государства в лице губернатора Лебедя, за которым стоял сам президент Ельцин. Вскоре, правда, Ельцин покинул президентский пост, а Лебедь в 2002 году погиб в катастрофе с вертолетом.

Что до Быкова, он осенью 1999 года баллотировался в Госдуму от ЛДПР, но неудачно. «Центризбирком завалил федеральный список ЛДПР, вторым номером в котором, сразу за Жириновским, значился Быков», — описывал эту историю писатель Эдуард Лимонов.

Быков изведал роль гонимого и преследуемого: сначала уехал в Венгрию, откуда его выдали, потом отпустили и снова задержали в 2000 году по делу о покушении на убийство известного криминального авторитета Вилора Струганова по кличке Паша Цветомузыка. В 2002 году он получил за это 6,5 года условно. Доля его акций в КрАЗе, на пике могущества достигавшая 28%, к тому времени «размылась» до 4% — однако и этот пакетик Быков в 2004 году продал за $110 млн. Можно было жить и не тужить.

Если в Госдуму Анатолий Быков так до сей поры и не попал, то в Заксобрании Красноярского края он заседал неоднократно, последний раз избрался в 2011 году, в 2012-м возглавил краевое отделение партии «Патриоты России». И у себя в крае пользовался значительным авторитетом — уже не только криминальным, но и авторитетом «народного вожака и заступника» и даже местного Робин Гуда. Демонстративно поддерживал и молодых спортсменов, и ветеранов цветной металлургии. И стоит недорого, и сарафанное радио работает.

Чего у Быкова не отнять — он прекрасный политический манипулятор. Как не без иронии отмечают красноярские политологи, даже утверждения Быкова, что в 1990-е он боролся с криминалом, тоже имеют под собой некоторую почву: Быков и команда его боевиков — бывших молодых спортсменов — столкнулись с бывалыми уголовниками из тюрем и, в общем, одержали кровопролитную победу — естественно, в борьбе за кусок пирога и место под солнцем, прежде всего. Но и кое-кому из народа крохи перепали.

И можно было забыть об участии в приватизации. Недавно Анатолий Быков прямо из СИЗО дал обширное телеинтервью. И в нем он уже требует национализации тех самых алюминиевых заводов, в приватизации которых он принимал самое деятельное участие. «Схематоз» получается отменный. Приватизировал, продал, денежки перевел в Швейцарию. Потом изобразил из себя народного заступника и потребовал национализировать. Сначала продал — за деньги — свой пакет, а теперь национализация? Что-то не бьется. Так вы продали пакет, Анатолий Петрович, или нет? Дайте уже внятный ответ. Хватит прятаться за слова, было или нет? По документам — было. Тогда сначала верните, а потом национализировать зовите. А то как-то совсем уж неправильно получается. У двух евреев из анекдота, которые продавали друг другу каждый день одни и те же часы и имели с этого гешефт, модель бизнеса значительно менее прибыльная, чем у «простого парня из Назарово».

7 мая 2020 года Быков снова был задержан в родном Красноярске — вскоре после того, как у него истек срок давности, лишавший его права баллотироваться в органы власти по судимости (за день до этого загадочным образом покончил с собой Дмитрий Босов). На этот раз обвинения нашлись воистину «убойные».

Выплыло дело 26-летней давности: 24 июля 1994 года в Красноярске были расстреляны в машине двое молодых предпринимателей — и тоже участников криминального бизнеса, 23-летний Александр Наумов и 19-летний Кирилл Войтенко. Часто звучало «вытащили старое», но разве убийства перестали быть убийствами за 26 лет? Да, многие уже не верят, что воздастся. Но лучше поздно, чем никогда.

А общий пакет обвинений, предъявляемых Быкову, более чем веский: ему вменяется также покушение на убийство бывшего вице-президента федерации бокса Красноярского края Андрея Грабовского и подстрекательство к убийству учредителя фирмы по утилизации промышленных отходов Андрея Неколова, который был застрелен 18 января 2005 года. А заодно еще и уклонение от уплаты налогов, причем, недавно следственные органы снизили ему сумму налоговых претензий с 77 до всего 45 млн рублей.

В октябре прошлого года Быков был переведен под домашний арест — и в тот же день снова задержан по новому обвинению. В итоге покинуть тюремные стены ему не удалось. Зато совсем недавно прямо в СИЗО Анатолий Быков дал интервью журналистам, подтвердив свои электоральные намерения. «Я знал, что против меня будут возбуждаться уголовные дела, чтобы остановить меня на выборах в Госдуму, в Заксобрание, — сказал он. — Меня предупредили, что возбудили уголовные дела. Мне не от кого бежать. Меня тюрьмой не запугать».

Вот такие колоритные фигуры в принципе могут появиться на ближайших выборах, поскольку, пока человек не осужден, он не лишен избирательного права.

Источник — «Век»

Источник: rosbalt.ru

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий