История «Николы» дошла до генпрокурора — Росбалт

На прошлой неделе в Генпрокуратуру РФ поступила жалоба Сити Инвест Банка (СИБ) на действия следователей следственного управления УМВД России по Великому Новгороду при расследовании уголовного дела о преднамеренном банкротстве АО «Дека», известного как производитель кваса «Никола». Банк обращает внимание генерального прокурора РФ на следователей Тимошенко и Артемьеву, которые, по мнению руководства этой кредитной организации, сделали все, чтобы уголовной ответственности за данное деяние избежал бывший собственник и руководитель компании Николай Левицкий.

Жалоба Сити Инвест Банка (ее копия имеется в распоряжении «Росбалта») на имя генерального прокурора РФ Игоря Краснова, подписанная председателем правления банка Павлом Дядичкиным, датирована 20 августа 2021 года. В ней банкир утверждает, что на всех уровнях правоохранительных и надзорных органов в регионе — от следственного управления ГУ МВД по Великому Новгороду до новгородской прокуратуры — наблюдается явное содействие бенефициару «Деки» Николаю Левицкому, который не только успешно избежал уголовной ответственности за преднамеренное банкротство своего завода, но и, как считают в банке, — с помощью лояльного арбитражного управляющего и дружественных следователей — пытается обвинить в этом преступлении кредиторов предприятия.

Новгородский завод «Дека» существовал с давних пор, но широкую известность получил в нулевые годы XXI столетия, когда вывел на рынок свой квас под брендом «Никола». В 2012 году он сменил собственника: у петербуржцев Баринова и Манского предприятие купил москвич Николай Левицкий. Но в 2019 году завод объявил о банкротстве, задолжав кредиторам почти 3,5 млрд рублей, из которых более 2,5 млрд банкам и около 300 млн рублей — налоговой. Левицкий, по словам банкиров, в 2018 году обратился к своему главному кредитору — Сити Инвест Банку — с предложением забрать завод за долги, но они провели свой аудит и отказались, обнаружив слишком явные признаки вывода активов и искусственное завышение прибыли путем несписывания большей части затрат на производство продукции.

Потом, когда в декабре 2018 года Левицкий покинул предприятие, у которого налоговая арестовала счета, а рабочие стали бастовать из-за задержек зарплаты, новое руководство «Деки» в марте 2019 года заключило контракт с ООО «Декалитр». Как отмечается в тексте жалобы, эта компания с марта по сентябрь 2019 года (пока не произошел арест счетов «Декалитра» по иску Левицкого) на свои деньги закупало сырье, арендовало мощности завода (который сам не имел оборотных средств) для приготовления и розлива напитков, а затем поставляло готовую продукцию ретейлерам. Завод таким образом зарабатывал на зарплату и текущие налоги, а «Декалитр» получал какую-никакую прибыль. Однако в конце 2019 года суд по иску юристов Левицкого признал данный договор недействительным и взыскал с «Декалитра» в пользу «Деки» 250 млн рублей. С тех пор «Дека» не работает, трудовой коллектив сокращен, «Декалитр» также обанкротился, потеряв свои вложенные в «Деку» средства.

Очень оперативная проверка

Уголовное дело о преднамеренном банкротстве «Деки» было возбуждено 24 июля 2020 года: утром этого дня следователь следственного управления ГУ МВД по Новгородской области Сергей Тимошенко получил «сообщение о преступлении», а после обеда уже завершил проверку данного сообщения и поставил свою подпись на бланке постановления о возбуждении. В этом постановлении следователь написал, что «неустановленное лицо из числа руководителей АО „Дека“ в период с 01.01.19 по 30.07.19, находясь в неустановленном месте, располагая информацией о нахождении АО „Дека“ в предбанкротном состоянии… в целях уклонения от обязательств по уплате обязательных платежей, исполнения обязательств перед своими контрагентами и кредиторами, организовало фактический перевод бизнеса на аффилированное по отношению к АО „Дека“ лицо — ООО „Декалитр“, в ходе которого АО „Дека“ отгрузило в пользу ООО „Декалитр“ товара на сумму 292 млн рублей, а АО „Дека“ произвело оплату всего на 82 млн рублей». Таким образом, заключил следователь Тимошенко, «Деке» был нанесен крупный ущерб в размере 209 млн рублей.

«Обращает на себя внимание, что уголовное дело было возбуждено уже на следующий день после регистрации материалов КУСП, — отмечает в своей жалобе председатель правления Сити Инвест Банка. — Очевидно, что никакая проверка по материалам не проводилась, что косвенно подтверждается и самим постановлением: в нем нет указания на конкретные материалы проверки, которые послужили основанием для возбуждения уголовного дела. Более того, если бы проверка была произведена, в постановление о возбуждении уголовного дела не были бы включены не соответствующие действительности сведения о неполной оплате ООО „Декалитр“ товара АО „Дека“, так как на тот момент товар был полностью оплачен».

Как рассказали агентству представители банка, скорость проведения доследственной проверки по данному факту особенно впечатляет, если учесть, что те же следователи до этого целый год проверяли и отказывались возбуждать дела по сообщениям о преступлениях, исходившим от предыдущего временного управляющего «Деки» Бориса Шаповаленко. Тот четырежды заявлял в правоохранительные органы о выявленных до крайности подозрительных сделках, совершенных в предбанкротный период (2017-18 годы) «Декой» со структурами ее бенефициара Николая Левицкого. Однако следователи весь 2019 год отказывались усматривать признаки вывода активов и возбуждать по ним уголовные дела.

Зато в 2020 году отношение полицейских к банкротству «Деки» кардинальным образом изменилось. Следователь Тимошенко не только в течение одного дня «провел» доследственную проверку и возбудил уголовное дело по довольно сложной статье 196 УК РФ «преднамеренное банкротство». Вскоре после возбуждения дела он явился в сопровождении бойцов СОБРа в офис Сити Инвест Банка, откуда вынес все системные блоки компьютеров и горы внутренних документов (остановив, как пишет Павел Дядичкин генпрокурору, работу кредитной организации на целый день). Как отмечается в жалобе банкира, почти все изъятое было возвращено через полгода «за ненадобностью следствию». В феврале дело было передано в производство старшему следователю Елене Артемьевой, которая вскоре сформировала под своим началом следственную группу. Во главе этой группы 25 мая 2021 года она провела в банке второй обыск. Ничего не изъяла, никаких данных не скопировала, но зато парализовала еще и на этот день работу банка, утверждает его руководитель. «Очевидно, что указанные обыски… произведены с целью оказания давления на банк в связи с его позицией по отношению к Левицкому: инициацией процедуры банкротства „Деки“ и ее акционеров, подачей заявлений об оспаривании подозрительных сделок и привлечении бенефициара к субсидиарной ответственности, подачей заявлений в правоохранительные органы», — пишет в жалобе глава СИБа.

Кто виноват?

Вскоре после второго обыска было предъявлено обвинение в преднамеренном банкротстве бывшему и. о. гендиректора «Деки» Виктору Кузьмину. Именно этому топ-менеджеру, принятому на работу Левицким за две недели до его «побега» с «Деки», пришлось возглавить парализованный завод. Он и подписал договор с «Декалитром» на единственную платную услугу, которую могло оказать предприятие в условиях полного отсутствия оборотных средств и арестованных счетов — услугу по приготовлению напитков (кваса, пива, медовухи, энергетиков и лимонадов) для нужд заказчика из давальческого сырья.

«С арестованных АО „Дека“ счетов было возможно оплачивать только налоги и заработную плату, зарплату и то только через процедуру принятия решений комиссией по трудовым спорам АО „Дека“, куда я был избран председателем коллективом завода, — рассказал „Росбалту“ Виктор Кузьмин. — Ни на то, ни на другое средств не было, соответственно производство напитков на АО „Дека“ в декабре 2018 года было остановлено. Мне надо было либо „бежать“ вслед за Левицким и его заместителями, что я посчитал для себя неприемлемым и расцениваемым со стороны правоохранительных органов как соучастие в доведении предприятия до банкротства, либо искать выход из кризисной ситуации. Необходимо было обеспечить предприятие денежными средствами, чтобы закрыть налоговые инкассо и снять арест со счетов. В этот период на АО „Дека“ постоянными визитерами были правоохранительные органы и многочисленные кредиторы, что создавало негативный информационный фон и фактически сводило на нет предпринимаемые усилия по поиску контрагентов. Когда все-таки было найдено ООО „Декалитр“, с которым в марте 2019 года был заключен договор на услугу розлива, и на счета завода стала поступать оплата, поиск контрагентов все равно продолжался. В сентябре 2019 года по иску Левицкого у „Декалитра“ были арестованы счета. Как следствие — нечем стало выплачивать заработную плату. Я был уволен, как и другие сотрудники АО „Дека“, назначенным после Левицкого генеральным директором Хуравиди».

Самое забавное в этой ситуации то, что даже нынешний управляющий «Деки» Максим Лагода, явно поддерживающий интересы Левицкого в деле о несостоятельности предприятия, в своем заключении о наличии признаков преднамеренного банкротства завода написал ровно то же самое: «по состоянию на декабрь 2018 года АО „Дека“ не могло осуществлять хозяйственную деятельность и оплачивать проценты по кредитным обязательствам и отвечало признакам несостоятельности». А также, что «причиной банкротства АО „Дека“ являлись действия руководства АО „Дека“, совершенные ранее 2019 года».

«Очевидно, что такой ход уголовного дела выгоден Левицкому для доказывания своей непричастности к банкротству „Деки“, — рассуждает адвокат Кузьмина. — Мы видим, как обвинение в преднамеренном банкротстве предъявлено моему доверителю, который не только не доводил завод до банкротства, но и предпринял все от него зависящее для обеспечения его работы в период процедуры несостоятельности».

Запретный период

Как уже говорилось, статья 196 УК РФ — достаточно сложная, она требует проведения финансово-экономической экспертизы, которая должна показать, что руководители предприятия-банкрота сознательно довели его до несостоятельности. В рамках данного дела следователь Артемьева тоже назначила такую экспертизу, о чем в том числе рассказывает Павел Дядичкин в письме генпрокурору Игорю Краснову. Перед экспертом Надеждой Михайловой из АНО «Центр экспертно-правовой помощи и разрешения конфликтов» она поставила шесть вопросов: «Кто являлся основными кредиторами АО „Дека“ на дату вывода активов в ООО „Декалитр“?»; «На какие цели расходовались денежные средства с расчетного счета АО „Дека“ в период с 01.12.18 по 31.12.19?» и т. д.

В результате экспертиза вышла, как и было надо следствию — с обвинительным уклоном, отмечает адвокат Кузьмина. «Взять хотя бы такую формулировку как «дата вывода активов в ООО «Декалитр»: в постановлении следователя не содержится информации о том, какую дату следует принимать как «дату вывода активов». Но эксперт проводит исследование по состоянию на декабрь 2018 года без какого-либо обоснования именно указанной даты. Это не позволяет проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов». Объективный эксперт, перед которым следователи ставят такие абстрактные вопросы, всегда может воспользоваться своим правом на уточнение формулировок. Однако эксперт АНО «Центр экспертно-правовой помощи и разрешения конфликтов» этим своим правом почему-то не воспользовалась, констатирует адвокат.

Как не понадобилось ей уточнять, почему следователь ограничивает начало периода проверки расходов АО «Дека» датой 1 декабря 2018 года: неужели раньше не могло быть сделок, ухудшивших положение должника? А между тем, именно на этом настаивал юридический представитель Сити Инвест Банка Наталья Греськова, когда по делу была назначена экспертиза: она обратилась к следователю Артемьевой с ходатайством о направлении эксперту дополнительных вопросов и документов «Деки» за период 2017-18 годов. «Эти документы подтверждают наличие контроля со стороны Николая Левицкого над „Декой“ до начала процедуры банкротства компании, а также невозможность исполнения ею обязательств перед кредиторами уже в 2018 году, до заключения договора с ООО „Декалитр“, — пишет в жалобе генпрокурору предправления Сити Инвест Банка. — Очевидно, что данные документы имеют значение для дела и подтверждают отсутствие оснований для возбуждения уголовного дела и отсутствие состава преступления там, где его ищут следователи».

«Исключительно силами Генпрокуратуры»

Как полагают в СИБе, если бы следователь Артемьева и привлеченный ею эксперт Михайлова обратились к первичным документам завода «Дека» за период 2017-18 годов, от которого они старательно отводят взгляд, то они бы обнаружили как минимум несколько сделок, вызывающих подозрения в выводе активов и ухудшении финансового положения должника. Обо всех этих сделках в органы писал предыдущий арбитражный управляющий «Деки» Борис Шаповаленко в 2019 году.

Во-первых, о группе платежей на общую сумму 125 млн рублей, совершенных «Декой» в 2017 году в пользу офшора Habiter Ltd, подконтрольного Левицкому. За эту сумму завод купил у офшора два ООО, на балансе которых имелись несколько малоизвестных товарных знаков, а также патент на бутылку из-под кваса. Во-вторых, о схеме поставок сахара: в 2017 году «Дека» начала закупать его не напрямую у поставщиков, а через прокладки в виде собственных акционеров — ООО «Дженерал Инвест» и ООО «Секьюрити Мейджор». За несколько месяцев эти ООО получили от завода 267 млн рублей, а документов представили на 214 млн (реальный объем поставок оценить оказалось невозможно). В-третьих, о покупке у подконтрольного Левицкому ООО «Серебряный родник» товарного знака «МЕД-А-МЕД» за 32 млн рублей.

Было в тот период и много других сделок и операций, в которых все-таки легче увидеть бездарный менеджмент, чем реальные злоупотребления. Например, представительский офис в Москве, на содержание которого, по словам банкиров, уходило по 50-100 млн рублей в год при полном отсутствии экономического эффекта (там Левицкий якобы встречался с «решающими» людьми, которые будто бы должны были пролоббировать внесение кваса от «Деки» в воинские сухпайки, да что-то пошло не так). Или постоянные рекламации и штрафы от торговых сетей за поставку кваса незадолго до конца срока годности (говорят, постоянные задержки зарплаты привели к дефициту грамотных кладовщиков и логистов, в результате чего в магазины отправлялись не свежие партии, а ближайшие к выходу со склада «Деки»).

Все эти события в реальности привели к тому, что к 1 декабря 2018 года (то есть к началу периода, попавшего в поле зрения следователя Артемьевой) завод погряз в долгах, а налоговая в связи с неуплатой НДС заморозила расчетные счета предприятия. Более того, в 2018-19 годах дважды возбуждались уголовные дела по налоговым преступлениям «Деки»: один раз завод под руководством Левицкого исказил данные о продажах пива, занизив на десятки миллионов рублей акцизные платежи (это вскрылось после сопоставления отчетности с данными ЕГАИС), второй раз — «забыл» указать продажи более чем на 1 млрд рублей, занизив НДС.

Однако оба налоговых дела были закрыты (причем, одно из них — «в связи с истечением сроков давности преступления»), а все заявления экс-управляющего Бориса Шаповаленко следственные органы встретили крайне критически и отказались усматривать в них признаки преступлений. В связи с этим Сити Инвест Банк в своей жалобе просит генпрокурора Игоря Краснова провести проверку на предмет сговора с Левицким следователя Артемьеву лично, а в целом УМВД по Великому Новгороду, СУ СКР по Новгородской области и новгородскую прокуратуру — на предмет соблюдения действующего законодательства при возбуждении и расследовании одних дел и прекращении или отказе в возбуждении других. А учитывая подозрения в «явном содействии» перечисленных органов гражданину Левицкому, банкиры просят провести указанную проверку «исключительно силами Генеральной прокуратуры РФ».

Сергей Петров

Источник: rosbalt.ru

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий